makarova_faina: (Default)
ЮРИЙГАГАРИН наливает. Читает, как всегда, Михаил Ефремов. "Что такое хорошо, что такое плохо".

makarova_faina: (Default)
Дмитрий Быков:

Как надо справляться с вызовами — только что продемонстрировала Великобритания, те самые проклятые англосаксы, которых так ненавидит всякий порядочный патриот. У них там Шотландия захотела жить отдельно. Нет сомнения, что если бы у нас чего-то подобного захотел любой регион, вплоть до самого депрессивного и дотационного, — туда бы на следующий день ввели войска, интернет отрубили бы у всех соседей, если не по всей российской территории вообще, а лидер отсоединенцев — в Шотландии это некто Салмонд — оказался бы в лучшем случае зоофилом-насильником. Англичане же не побоялись провести референдум — причем без оружия, без угрозы пересажать проигравших, без вежливых людей, захвативших административные здания, — и хотя сторонники британского единства победили сравнительно скромным большинством (где-то 55 против 45), зато теперь Шотландия закреплена в составе Британии всерьез и надолго. Даже Салмонд признал, что обидно, конечно, но все было честно. И все, кто агитировал за независимость, вовсе не будут названы нацпредателями, агентами российской разведки, жаждущими развалить могучую Британскую империю и распродать ее недра. Там и недр-то почти нет, бывают же такие благословенные территории.
makarova_faina: (Default)
Наконец-то, прежний состав проекта "Гражданин Поэт" в лице Васильева, Быкова и Еефремова после молчания почти в течение года решили воссоздать проект под новым именем - "Господин Хороший". Радуюсь и делюсь: смотрите и слушайте!)

makarova_faina: (Default)
Дмитрий Быков. Копрофобическое*

Проблема не в диктате, не в засилье коррупции — мне по фигу она, — а только в том, ребята, что в России ужасно много сделалось говна. Вина Едра не в том, что там воруют, — богаче мы не станем все равно, — не в том, что там мухлюют и жируют; вина в другом — они плодят говно. Мы сами им становимся отчасти, оно ползет проказой по стране, и каждый час, когда они у власти, не может не сказаться на говне. Мы видим бесконечные примеры, особенно старается премьер. Вот Галич, помню, пел про говномеры — но тут утонет всякий говномер. У нас и революция бывала, суровая, кровавая страда, — но человеческого матерьяла такого не бывало никогда: сейчас, боюсь, процентов сорок девять в такое состоянье введено — не только революции не сделать, но даже путча. Чистое говно.

Иной юнец, позыв почуя рвотный, мне возразит: какая, право, грязь! Какие лица были на Болотной, какая там Россия собралась, какое поколенье молодое стояло мирно вдоль Москвы-реки... Да, собралась. Но сколько было воя: раскачивают лодку, хомяки! Продажные! Им платят из Америк! Все сговорились! Им разрешено! Говно ведь сроду ни во что не верит, как только в то, что все кругом говно. Воистину, режим употребил нас. Иные признаются без затей: дороже всякой истины стабильность, всех принципов важней судьба детей... Все тот же дух, зловонный и бесплотный, проник в слова, в природу языка — я говорю уже не о Болотной, страна у нас покуда велика. Приличий нет. Дискуссии съезжают в мушиный зуд — какой тут к черту бунт? Сейчас, когда кого-нибудь сажают, — кричат: «Пускай еще и отъе...ут!». Никто не допускает бескорыстья, никто не отвечает за слова, у каждого давно оглядка крысья, — не обижайтесь, правда такова.

Говно — универсальная основа, как в сырости осенней — дух грибной. Амбрэ любого блока новостного ужасней, чем от ямы выгребной, поскольку вместе с запахом угрюмым привычных страхов, хамства и вранья от этого еще несет парфюмом; за что нам это, Родина моя?!

Иль ты осуждена ходить в растяпах, чтоб тихо вырождалось большинство? И главное — я знаю этот запах, но трудно вслух определить его. Так пахнет от блатного лексикона, от наглой, но трусливой сволоты, от главного тюремного закона — «Я сдохну завтра, а сегодня ты»; от сальной кухни, затхлого лабаза, скрипучего чекистского пальто, румяных щек и голубого глаза: «Да, мы такие сволочи. И что?!». Лесной пожар так пахнет, догорая. Так пахнет пот трусливого скота. Так пахнет газ, так пахнет нефть сырая. Так пахнет злоба, злоба, — но не та, великая, и может быть, святая, с какой врагов гоняем лет семьсот, а та, с какой, скуля и причитая, строчит донос ублюдочный сексот.

Где форточка, ребята, где фрамуга, где дивное спасенье, как в кино? Но в том, как все мы смотрим друг на друга, — я узнаю опять-таки говно.

Мы догниваем, как сырые листья, мы завистью пропитаны насквозь, — и если это все чуть-чуть продлится, не верю, чтобы что-нибудь спаслось.

Друзья мои! Никто не жаждет мести. Подсчеты — чушь, и кризис — не беда. Такого, как сейчас, забвенья чести Россия не знавала никогда. Иной из нас, от радости икая, благословит засилие говна — мол, жидкая субстанция такая и для фашизма даже не годна; но этой золотой, простите, роте отвечу я, как злейшему врагу, — неважно, как вы это назовете. Я знаю: я так больше не могу. Я несколько устал от карнавала, от этих плясок в маске и плаще, я не хочу, чтоб тут перегнивало все, что чего-то стоит вообще. Я не хочу, чтоб это все истлело, изгадилось, покрылось сволочьем.

Мне кажется, что только в этом дело. А больше, я так думаю, ни в чем.

__________

*Ужас перед говном (греч.)

Profile

makarova_faina: (Default)
makarova_faina

December 2016

S M T W T F S
     123
45 6 7 89 10
111213 1415 1617
18 19 20212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios